САРГАС, НОВЫЙ СЕЗОН
14 июля 2137 года, Лондон, параллельный мир. Око, Ящеры и простые мутанты, которых правительство забросило в иную Вселенную, пытаются разобраться, что произошло, вольно или невольно выдают себя за своих местных двойников и ищут способ вернуться домой. А может быть, Вы захотите остаться?

MUSIC IN THE AIR:
Hans Zimmer - Time;
Zack Hemsey - Mind Hiest;
Two Steps From Hell - Heart of Courage;
Audiomachine - Breath and Life -
нажимаем на ссылки и вдохновляемся.

S A R G A S

Объявление

ДАМЫ И ГОСПОДА, САРГАС УШЕЛ В БЕССРОЧНЫЙ ЗАГУЛ.
Приносим свои извинения гостям, заинтересовавшимся игрой: в данный момент проект заморожен.
Отчаянно жаждущие игрищ приглашаются ознакомиться с проектом Millenium.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » S A R G A S » Невозможное возможно. » "Кис-кис-кис, мистер Джонс!", или Европейские каникулы по-немецки


"Кис-кис-кис, мистер Джонс!", или Европейские каникулы по-немецки

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Неопределенный растяжимый промежуток времени в рамках 2137-го года, когда основной состав лондонского "Око" разъехался после взрыва и из-за поднявшейся шумихи по городам и весям, а грозный мистер Джонс и его верная секретарша осели в Мюнхене, отдыхая от тягостей офисной жизни и сталкиваясь с тягостями и лишениями жизни повседневной, осложненной добровольно-принудительным выбором существования под одной крышей и одной фамилией.

Вот в таких-то суровых полевых условиях нашим доблестным героям и предстоит познать, кто во что горазд на что способен и кто в доме хозяин.

Шоу начинается, спешите занять места в первом ряду! х)

0

2

Всегда и всем было хорошо известно, что утро понедельника есть самое паршивое время суток в неделе, у которого не было ни изгоев, ни любимчиков, ни хоть каких-либо, даже с ноготь мизинца, моральных принципов. В объятиях этой нехитрой политики большую часть своей сознательной жизни нежился и Морган Джонс до тех пор, пока не свалился с кровати ранним зимним утром второго вторника 2137 года. Несмотря на то, что положенные здравоохранением пару часов до здорового сна были украдены, президент Око, скоротав время за своим в последнее время хобби - перещелкиванием новостных каналов - все-таки списал произошедшее на магнитные бури, посчитав не более, чем досадным недоразумением, и поспешил вернуться на удобный матрац, едва прошло достаточно долгое время с того момента, как солнце скрылось за горизонтом. И вот здесь не тут-то было! Потому что не ведающего о существовании коварных планов мужчину неожиданно явившаяся напасть настигла в предрассветные часы четверга, решив затем, что неплохо было бы еще и шефа попреследовать, из-за чего инциденты с падениями повторились еще в пятницу, субботу и воскресение точно по расписанию. Единственное, что на рассвете среды сценарий несколько изменился, и сварливая старушенция Судьба добилась того, что Джонс не просто в очередной раз скатился на свидание с паркетом, едва успев выбросить вперед в условном рефлексе руки, смягчая падение, но еще и получил на сонную голову - и по ней же - большим коричневым плюшевым мишкой, который занимал как минимум треть положенной шефу половины импровизированного супружеского спального ложа, что по воле необходимости, проказливого случая и одного убалтывающего очевидными разумными доводами язычка он делил не с кем иным, как с собственной секретаршей.
Ирония судьбы, но утром уже следующего понедельника с кровати Морган не упал. Под конец недели, став умнее и вызубрив наизусть имена большинство хороших и не очень дикторов, грозный на фоне офисной мебели и, хотелось бы надеяться, вне ее Джонс в качестве выработанной стратегии избрал путь удаления в охапку с подушкой на стоящий в гостиной диван, благо мисс Дерингтон, будучи достаточно чуткой личностью во время бодрствования, ночью спала хоть и не мирно, о чем красноречиво говорили маневры шефа, но крепко.
И на том спасибо, - приходил к выводу Морган, устраиваясь по-удобнее на диване, зевая и практически моментально проваливаясь в царство Морфея.

Все, кто принимал участие в пиршестве в доме у Патриции Новак, когда шеф, наконец, удосужился объясниться за свое неподобающее начальству поведение, разлетелись по назначенным маршрутам практически сразу, как правительство объявило Ящеров законом, а его, Моргана, организацию, - вселенским злом, и Джонсу было жаль, что он не смог присутствовать на той "церемонии посвящения" в рыцари этой шайки парламентских рептилий. Наверняка Джеймс сверкал от счастья, стоя подле королевы, когда она разглашала информацию о существовании не совсем нормальных людей на весь мир. Нет, как могло бы показаться, Морган не был озлоблен. Но имел же он право немного позлорадствовать на нервной почве, верно?
Так что если не вдаваться в более подробную историю того, а как рядовых и не очень сотрудников Око вообще угораздило вляпаться в подобное, то все началось с самолета. Да, именно в нем так хорошо знакомые шефу высокие шпильки под различными благовидными предлогами вроде: "Чтобы Вам не дуло!" и "Чтобы Вам было не жарко!" вместе со своей обладательницей оккупировали изначально место у иллюминатора, а затем, приблизительно спустя десять-пятнадцать минут, едва самолет набрал заданную капитаном воздушного судна высоту, стянули с него выданный заботливым экипажем плед: на Джонса перелеты всегда действовали усыпляюще, и он едва прикрыл глаза, чтобы подремать, спрятавшись от кондиционера с помощью приличного куска темно-бордовой шерсти. Ах, если бы он знал, что это было только начало.

- Кстати, - Морган взглянул на стоящего по левую руку от него риэлтора и вопросительно вскинул бровь, когда парень испуганно попятился, стараясь побыстрее добраться до распахнутой за его спиной двери.
- Вы хотели что-то еще? - аккуратно переспросил тот, начиная под шумок листать зажатую в его руках папку с документами и проверяя наличие всех подписей. Эта странная пара, мужчина и женщина сильно младше его, зарезервировали этот дом еще из Англии, спросив по телефону только количество квадратных метров и уточнив месторасположение - практически пригород Мюнхена. Сказали, что вылетают на днях, и все к их приезду должно быть готово. Так что отосланный агенством парнишка просто поскорее стремился оформить необходимые бумаги и, покончив с миссией, стремился убраться восвояси. Тем более у него не было времени на то, чтобы увещевать фактических клиентов тогда, когда был шанс поймать еще пяток-другой потенциальных.
Джонс, перешагнув через упавший чемодан, в это время благодарно придержал расторопному агенту по недвижимости дверь и продолжил допрос, пока парень старался уместить папку с договором, копию той, которая осталась в холле теперь их с мисс Дерингтон дома.
- А сколько в этом доме спален? - был задан вопрос больше для проформы, нежели для действительной информации прежде, чем работник агенства бодрым шагом устремился вдоль расположенного перед домом зимнего сада, прямиком к припаркованной у дороги Volvo.
- Одна! - послышалось уже на той стороне улицы.
Джонс почувствовал, что ему становится хуже.
- На двести квадратных метров?! - рявкнул он в тот момент, когда послышался звук заведенного мотора, и включив поворотник, из автомобиля донеслось:
- Все претензии предъявляйте нашему офису! Удачного дня, - и, взвизгнув шиповаными шинами, машина сорвалась с места.

Простояв в дверях еще секунд пять, Джонс плюнул на это дело и, со злости хлопнув дверью, с саркастичной улыбкой обернулся в сторону своей секретарши и по совместительству не только.
- И как Вам это нравится? - разведя руками возмущенно вопросил официально бывший президент Око. - Herzlich willkommen, miss Derington! Желаю нам с Вами побыстрее разделить между собой кровать и диван. Больше резервировать дома я Вам не доверю.

Отредактировано Morgan J. Jones (2011-07-20 23:39:57)

+3

3

Результаты внеочередного заседания (читай: дружеских посиделок) серьезной организации под названием «Око», чей центральный офис на днях был уничтожен беспощадной рукой ее же президента, для многих оказались неожиданностью хотя бы потому, что раскидали сотрудников конторы по миру буквально в считанные часы. Результаты коварно притаились в засаде, чтобы собрать багаж, рассажать то ли бывших, то ли все еще коллег по самолетам, глядящим в разные стороны света, под мирный шум турбин спровадить их куда подальше из родного Туманного Альбиона, поймать такси возле незнакомого аэропорта, довезти до места назначения и, наконец, обрушиться на мисс Дерингтон как гром среди ясного неба в форме негодования мистера Джонса по поводу наличия всего лишь одной спальни в доме, который они – ну хорошо, она! – для них зарезервировала. Выслушав вылившийся на ее тщательнейшим образом причесанную головку саркастичный поток претензий, сдобренный вкраплениями немецкой речи, Кэролайн, пока еще не оборачиваясь на источник старческого брюзжания (получайте, мистер Джонс!), выразительно подняла глаза к небу, молчаливо вопрошая у создателя, за что ей досталось такое наказание, и почему у всех шеф как шеф, а у нее – ехидный и ворчливый изверг с манией величия, преследования и установления мирового господства. Однако уже тремя секундами позже, когда Кэрол, повесив в шкаф очередную рубашку мистера Джонса, выуженную из его же чемодана, всем корпусом развернулась к раздраженному боссу, ее лицо снова выражало абсолютную невозмутимость и деловую бесстрастность.
– Не вздумайте звонить в риэлтерскую контору и жаловаться! – предостерегла она начальника, одарив его грозным взглядом из-под сдвинутых к переносице четко очерченных бровей. – Не забывайте о том, что сейчас мы с вами муж и жена, а семейной паре, приехавшей на отдых, более одной спальни в доме ни к чему; это выглядело бы подозрительно.
К тому же, всегда можно попросту купить еще одну кровать. Но мистеру Джонсу Кэролайн об этом почему-то сказать забыла.

На самом деле, причина была элементарна и незамысловата: мисс Дерингтон все еще была обижена на шефа, и даже не потому, что он воспринял как должное ее желание проследовать в Мюнхен вместе с ним – за время работы в Око Линн вполне смирилась с мыслью, что ждать от босса изъявлений благодарности так же полезно и перспективно, как есть мороженое в мороз или купаться с зонтиком – но потому, что он не позволил ей взять с собой любимую игрушку. Выглядело это примерно следующим образом.

– Мистер Джонс, так я заказываю билеты на паром?
С каких это пор паром является синонимом самолета, мисс Дерингтон?
На этом месте Кэрол посмотрела на начальника (точнее, на телефонную трубку, олицетворявшую собой его персону) с видом «умный человек, а такие глупости иногда говорите», но с присущим ей терпением (ангел во плоти!) пояснила:
– «Паром» и «самолет» не являются синонимами, мистер Джонс. Это всего лишь два состоящих в отношениях гипонимии понятия при общем гиперониме «транспортное средство». И кстати, я помню, что самолетом добираться быстрее. – Короткая пауза и настойчивое продолжение:
– Но паромом – удобнее.
Чем же это, позвольте узнать?
– На пароме предусмотрено больше места для багажа, – не моргнув глазом, выпалила Кэролайн.
На другом конце несуществующего провода послышалось нечто вроде понимающего хмыка.
Собираетесь провезти в чемодане мистера Кита?
Вообще-то, я говорила о моем Феррари… а что, можно?
Нет.

Вот так и получилось, что, повозмущавшись пару дней для порядку и раз двадцать за то же время напомнив мистеру Джонсу о его бессердечии, лишившем ее последней радости в жизни ссыльной «жены декабриста», мисс Дерингтон отправилась в ближайший из подходивших ей автомобильных салонов и, скрепя сердце, арендовала там ярко-оранжевый Ламборджини радостного оттенка заводного апельсина, шокировав шефа «неприметностью» избранного колесного средства передвижения и не упустив случая повздыхать о судьбе своего бедненького алого Феррари, оставленного скучать под хмурым небом Лондона одним жестоким дяденькой. Оцените сами, на какие только жертвы ей не приходилось идти ради удовольствия босса!

Но все это чуть позже, а пока Кэролайн лишь с присущей ей аккуратностью раскладывает по полкам в шкафу и развешивает по вешалкам привезенные вещи – свои и своего начальника. И – упс, вот ведь незадача!

– На Ваш костюм от Armani и тренч от Lagerfeld’а вешалок не хватило, – не без затаенного мстительного удовольствия сообщила Линн, напрочь игнорируя тот факт, что все могло бы прекрасно уместиться, не пожелай она повесить каждое из своих четырех десятков платьев на отдельные плечики. – Я же говорила, что они Вам совершенно не идут! Надо было оставить их в Лондоне… вместе с моим Феррари.

И это было уже не первое упоминание ее многострадального автомобиля за этот день. Поэтому, словно бы невзначай скользнув оценивающим взглядом по лицу Моргана Джонса, а на самом деле прикидывая, готов ли он уже снять оборону и разрешить ей взять напрокат личное авто за счет бюджета компании и придя к неутешительному выводу, Кэролайн, нацепив милейшую улыбку, заботливо поинтересовалась:
– Как насчет обеда? Закажем что-нибудь на дом или выберемся в город?

И она уже заранее была готова отстаивать любой из вариантов – лишь бы он оказался противоположным тому, который выберет разбушевавшийся господин президент.

+2

4

Это было невыносимо. К подобному выводу Джонс пришел еще тогда, когда в пятнадцатый раз за день услышал это слово. И все природные и не очень катаклизмы, которые происходили на протяжении того времени, пока его сотрудница, не вооружившись открытой на новое, тщательно подделанное имя кредиткой с лежащей на ней финансами компании, не добралась до ближайшего офиса Europcar, были приурочены лишь к одному главенствующему в жизни мисс Дерингтон событию:
- Это все из-за того, что Вы оставили мой Феррари мокнуть под лондонским дождем! - заявила эта взбалмошная девица после того, как, пересмотрев не один десяток машин абсолютно дикой на взгляд Моргана расцветки, не ткнула пальцем в вульгарного цвета Ламборджини, но не облегчив тем самым положение консультанта, у которого за времяпрепровождения в здании филиала компании личного секретаря президента Око выработался тик. У бедного парня даже не оставалось сил и желания, чтобы оценить длину, то есть ее отсутствие, выбранного мисс Дерингтон для этого визита межнациональной важности платья, одного из тех, которые бесконечной вереницей появлялись парой дней ранее из ее чемодана.
- Ваш Феррари, мисс Дерингтон, - уже практически бездумно защищаясь, проговорил Джонс, с сомнением поглядывая на это новоприобретенное средство передвижения, - души не чает в своем гараже. Так что не пытайтесь давить на жалость, уже пробовали.
На что его дражайшая "супруга", гордо вскинув и так зачастую обращенную аккуратным носиком к небу сообразительную головку, с демонстративным видом оскорбленной невинности процокала от главного входа в Europcar до двери водительского сидения этого рыжего монстра и, грациозно открыв дверь, уселась за руль.
- Не хотите - как хотите, мистер Джонс. Присаживайтесь.
Моргану показалось, что к этому заявлению явно не хватает фразы вроде: "Вам же хуже", но промолчал, не удержавшись в другую очередь от того, чтобы насмешливо взглянуть на увязавшуюся за ним в вынужденную ссылку сотрудницу.
- Хотите порадовать МакЛорена тем, что, выжив после взрыва, я скончался в автомобильной аварии?
- Не нравится - идите пешком!
- Десять миль? - выразительно поднял бровь в ответ на заявление Джонс и, дав почувствовать мисс Дерингтон вкус близкой победы, вдруг фыркнул: - Да вот еще! - и, развернувшись на пятках, направил свои стопы обратно в несчастный офис.
Гулять так гулять!
Через непродолжительное время томительного, как надеялся Морган, ожидания со стороны его ненаглядной секретарши рядом с ярко-оранжевым Ламборджини припарковался светлый Бентли Континенталь. Тонированное стекло со стороны переднего пассажирского сидения медленно сползло вниз, давая любому желающему лицезреть матово-морковный кожаный салон автомобиля, откуда ехидно донеслось:
- Догоняй, дорогая!
Даже уже подъезжая к первому перекрестку, который располагался в значительном удалении от трагично пострадавшего, но и настолько же обогатившегося офиса известной компании проката, Джонс так и не понял, что сказала ему напоследок недовольная собственной машиной женщина.
Единственное, в чем он был свято уверен, так в том, что было это что-то нелицеприятное.

Но случилось все вышеописанное несколько позже, чем, стоя напротив документально заверенной "спутницы жизни", президент Око критически скривился, прослушав ничем не примечательное для него предупреждение.
- О, поверьте, мисс Дерингтон, как раз забыть о том, что мы с Вами - семейная пара, крайне трудно, - от собственного сарказма, как бы это не нравилось его собеседнице, Морган, естественно, отказываться не собирался.
И почему у всех секретарша как секретарша, а у него - несомненно, хоть и ответственно относящееся к своей работе, но своенравное, сумасбродное, "гламурное" шпилечное создание? Подавай ей ее красный Феррари! А полет на луну она, случайно, не желает? Вдруг мистер Кит не справится с доставкой на дом.

Едва Джонс протопал к стоящему в комнате креслу, поспешив скорее менее, чем более комфортно в нем устроиться, как не дипломированная метательница грозных взглядов со времени отказа поездки на пароме поспешила уведомить его о том, что гардеробная этого дома оказалась слишком мала именно для его, Моргана Джонса, самого любимого костюма и пальто.
- Снимите с тех вешалок пару Ваших сумочек от Hermes и не пытайтесь делать вид, что им там самое место, - равнодушно пожал плечами шеф, не собираясь поддаваться на провокацию, - можете убрать их вон на ту полку повыше, если не хотите, чтобы из-за моего отправленного туда костюма Вам пришлось лишний раз прикасаться к утюгу. - Под конец дружеского совета Джонс любезно улыбнулся:
- Из этого следует, что Ваш Феррари не идет Вам так же, как и мой тренч. И это самый жалкий упрек, мисс Дерингтон, который мне когда-либо доводилось слышать. Не считая сотни Ваших других.

Увидев на лице своей в последнее время ворчливой по определенному поводу "пассии" милую улыбку, Морган сначала насторожился, но виду не подал, так и оставшись в расслабленной позе сидеть в оккупированном кресле, когда за соответствующим выражением лица сотрудницы прозвучал абсолютно бесхитростный по сути вопрос, и Джонс на секунду задумался. Обед, в принципе, был положительной перспективой после доброго на новости разной степени паршивости утра. Только Морган не был готов принять ни единое из предложений мисс Дерингтон в таком виде, в котором оно преподносилось.
- Выберемся в город, - уверенно кивнул в ответ Джонс. - В ближайший супермаркет, и я бы не отказался приготовить что-нибудь сам.
Интересно, что ты скажешь на это, "дорогая".

+2

5

Кэрол, по ее же мнению, никогда не позволяла себе слишком много – она требовала исключительно того, чего была достойна, и ее личный автомобиль, несомненно, являлся одной из таких приятных необременительных мелочей, поэтому отказ мистера Джонса позволить ей эту малость она объясняла себе исключительно его ужасающим упрямством и желанием ее позлить. Да-да, вот именно так! Так что в какой-то момент Кэрол почувствовала жгучее желание… просто показать боссу язык. Однако снисходить до такого проявления обуревавших ее эмоций было, пожалуй, еще слишком рано: до вечера по-прежнему оставалась уйма времени.

– Мой Феррари ко мне не только не идет, он ко мне даже не едет! И это всецело Ваша …заслуга.
А если Вы услышали в конце слово «вина», то Вам необходимо срочно наведаться к врачу и приобрести лекарство от повышенной мнительности.

- О, поверьте, мисс Дерингтон, как раз забыть о том, что мы с Вами - семейная пара, крайне трудно.
Мисс Дерингтон на это заявление ответила кроткой ангельской улыбкой.
– С Вашего позволения, мистер Джонс, я буду считать это комплиментом, – прощебетала она, нисколько не смущаясь тем обстоятельством, что этого самого позволения не испрашивала, пропустив все промежуточные стадии и сразу перейдя к финальной констатации факта.

Совет «супруга» запихнуть на полку повыше некоторые из своих – ее! – вещей, чтобы освободить пространство для его гардероба, был воспринят Кэролайн как сигнал к действию, но не совсем тому, или, вернее, совсем не тому, на которое рассчитывал ее непосредственный начальник. Повернувшись к нему лицом с двумя вешалками в руках (тот-самый-костюм и тот-самый-тренч) мисс Дерингтон воззрилась на мистера Джонса, с праведным возмущением сверкая глазами.

– Если бы ты был чуть внимательнее к своей супруге, дорогой, то непременно заметил бы, что сделать этого я не могу. Во-первых, у меня руки заняты, а во-вторых, я не дотянусь! Поэтому если Вы, мистер Джонс, не испытываете желания наблюдать, как Ваши прекрасные вещи отправляются туда, где им самое место, то есть в темное брюхо вот этого чемодана, Вам придется оторвать свои кости от кресла, в котором Вы успели так очаровательно и столь не вовремя угнездиться, и оказать мне посильную помощь в этом нелегком деле, за которое Вы мне, между прочим, даже не доплачиваете!

Произнеся сей пламенный монолог, Кэролайн замерла в демонстративном ожидании с двумя вешалками в руках, изображая не менее, чем фигуру Правосудия, занятую нелегким бременем удерживания в равновесии чаши весов собственного терпения и готовую в любую секунду нарушить этот гармоничный баланс, «уронив» один из отягчающих ее существование предметов одежды босса, осуществив выбор посредством вселенского рандома, то есть положившись на волю случая.

… и я бы не отказался приготовить что-нибудь сам, – между тем, вынес резолюцию мистер Джонс, и Кэролайн изогнула бровь в отнюдь не наигранном изумлении. Сам? Чувство противоречия жалобно заскулило в уголке. К черту! Да ради лицезрения шефа, стоящего у плиты, Линн была готова не то, что временно отбросить свои совсем не секретарские замашки, но даже один раз остаться голодной, когда (уговорили: если) ее великолепный босс потерпит сокрушительное фиаско в нелегком деле борьбы за обед. Вмиг нарисовавшееся в ее воображении зрелище, со всей определенностью, стоило того.

– Как скажете, мистер Джонс, – легко согласилась она, осветив лицо босса задумчивой улыбкой, и с подчеркнутым удивлением посмотрела на костюм от Armani, который по какой-то нелепой случайности все еще находился у нее в руке. Однако, непостижимым образом, именно эта картина заставила секретаршу президента Око вернуться с небес на грешную землю и вновь обратить свое внимание к бытовым проблемам, вследствие чего ушей Моргана Джонса достиг новый, не лишенный язвительности, вопрос:

– А до супермаркета мы на чем будем добираться, на такси? Еще один аргумент в пользу того, что надо было разрешить мне перевезти сюда мой Феррари!

Ну ладно, не совсем вопрос. Скорее, упрек. Но в любви, на войне и в воспитании босса все средства хороши!

+2

6

Когда Морган учился в Кембридже, он прошел достаточно своеобразный факультативный курс, который назывался "Теория хаоса". Он шел всего пару месяцев, состоял преимущественно их лекций, и по окончанию университета Джонс иногда думал, куда же его и еще группку таких же сумасшедших готовил странноватый профессор с вечно сползающими на нос огромными очками в роговой оправе? "Вы все поймете", - сказал он на последнем занятии, и аудитория дружно хмыкнула, переглядываясь: "Наивный!". Однако в тот день, когда на порог офиса компании ступила не кто иная, как мисс Кэролайн Дерингтон, Джонс был поспорить на пару сотен фунтов, что знает, что думал в тот момент профессор:
Наивные!
Потому что свою секретаршу Джонс не слишком - как бы правильно выразиться? - опасался, когда она представляла собой результат, преломленный через уравнение хаотичных систем: в этом он немного, но разбирался. Но когда женская стервозность оказывалась помноженной на старательно изображаемый порядок, то здесь уже шеф вскидывал руки и приговаривал: "Увольте!". И тут же моментально, прочистив горло, исправлялся: "Ах, простите. Уволить?"

Мой Феррари ко мне не только не идет, он ко мне даже не едет! И это всецело Ваша …заслуга.
Глядя на свою суженную-по-неволе, президент Око улыбнулся так, как обычно улыбался особо выгодным инвесторам и предельно сладким голосом, на который был способен больше морально, чем физически, умиротворенно проговорил:
- Я польщен, мисс Дерингтон, что Вы так цените мою... заботу.
И если Вы не услышали ничего кроме того, что было сказано, то, вполне возможно, так оно и есть.

Тирада была яркой и животрепещущей. Крайне озабочено кивнув между словосочетаниями "оторвать кости от кресла" и "даже не доплачиваете!", Морган как можно более искренне попытался показать, что да, действительно, астрономы не ошиблись, и Земля на самом деле начала в эти минуты крутиться вокруг мисс Дерингтон. За несколько лет работы Джонс в принципе усвоил, что в присутствии его личного секретаря ей просто противопоказано крутиться вокруг чего-либо - а, очевидно, особенно кого-либо - еще, иначе вокруг этого самого кого-либо рисковали перестать крутиться в основной своей массе не такие уж и кардинально коварные мысли. Но что поделаешь: штампы - они такие штампы!..
Выдержав умеренно театральную паузу после гневного восклицания, шеф внимательно взглянул на сотрудницу:
- Видишь ли, дорогая, - размеренно, словно подражая собеседнику, проговорил он и резко поднялся с кресла, в два шага преодолевая расстояние от действительно удобного кресла до многострадального шкафа, усеянного вокруг чемоданами, большинство которых, между прочим, шефу не принадлежало, и решаясь тем самым, что называется, в буквальном смысле взять ситуацию в свои руки. - Позволь, - не слишком магическими пасами Джонс переманил дизайнеров раздора в собственные руки и только тогда счел необходимым продолжить: - ... я не настолько бесчеловечен, как тебе кажется. Как видите, мисс Дерингтон, у Вас теперь свободны руки, и от высоких гардеробов простой народ придумал чудодейственное средство, - чуть развернувшись, Морган проворным движением явил прежде указанное глазам собственного личного секретаря: - Знакомьтесь, мисс Дерингтон, это стул. Стул - мисс Дерингтон, - чтобы затем не слишком компромиссно, но с непричастной улыбкой продемонстрировать сотруднице две занятые причудливо подвешенными сумочками вешалки, ставшие ранее камнем преткновения. - И по поводу недоплаты: помните, мисс Дерингтон, теперь мы с Вами состоим в браке, - на секунду могло показаться, что на лице у шефа отразилась красноречивая гримаска, но он быстро исправился, приняв вид, вполне достойный Римского Папы: - и теперь в основе наших с Вами отношений лежит бескорыстность, - сделав паузу, Джонс цинично несколько мрачно усмехнулся: - и общий банковский счет, поэтому не думаю, что эта тема претендует на какие-либо дальнейшие притязания.

А до супермаркета мы на чем будем добираться, на такси? Еще один аргумент в пользу того, что надо было разрешить мне перевезти сюда мой Феррари!
Уже направив свои стопы к двери и набросив на ходу пальто, Джонс несколько озадаченно обернулся, обматывая вокруг шеи шарф в красно-белую полоску:
- Вы что-то имеете против такси, мисс Дерингтон? Если мне не изменяет память, риелтор должен был оставить нам пару номеров, - на секунду задумавшись, Морган вдруг просиял, словно мальчишка, получивший на Рождество долгожданный подарок: - Впрочем, если Вы так настаиваете, мы вполне можем пройтись пешком!
И с чем-то из разряда: "Um Abenteuer, lieber Freund!" и бодро насвистывая какую-то песенку, Джонс поспешил на улицу.

+1

7

Сложно сказать, на что именно рассчитывал президент Око, бодрым шагом выруливая из их нового «семейного гнездышка», но если он надеялся таким образом избавиться от своей секретарши, то здорово прогадал, потому что уж она-то его оставлять в покое не собиралась, особенно после неосторожного замечания об общем бюджете. Да, этого мистеру Джонсу, определенно, не следовало говорить, потому что «миссис Джонс» моментально сделала из данного положения собственные выводы, которые едва ли могли бы прийтись по вкусу ее фиктивному супругу. Во всяком случае, никакой бескорыстностью в основе отношений тут и близко не пахло, хотя бы со стороны Кэролайн, и заветное правило «не выпускай кошелек из рук» привело ее к необходимости как можно скорее последовать за олицетворением ее нынешнего портмоне, то есть за шефом. Поэтому уже через несколько секунд Линн, задержавшись, чтобы сделать один короткий звонок, и проверив перчатки, цепко схватила босса под локоть и повисла на нем со сноровкой профессиональной спутницы жизни: во-первых, проще следить за начальником, когда он в буквальном смысле под рукой, а во-вторых, пусть не расслабляется и не думает, будто ему удастся выйти сухим из воды.

– Если вам угодно, можем пройтись и пешком, – подозрительно покладисто согласилась Кэролайн. – Но тогда вам придется всю дорогу терпеть меня в непосредственной близости от своего тела – вы уверены, что этого хотите? – потому что с этими туфлями я не расстанусь, и не надейтесь. И пакеты с покупками обратно понесете тоже вы.

В противном случае эти самые покупки так и останутся скучать без дела на просторах супермаркета, потому что заниматься тяжким физическим трудом у Линн сегодня настроения не было, и что-то подсказывало ей, что едва ли таковое появится завтра, или послезавтра, или в любой из последующих дней. К несчастью, как следует оценить всю меру испытанного при этом ультиматуме мистером Джонсом восторга Кэрол не удалось: такси-таки прибыло по их счастливые семейные души. Более того, они даже добрались до супермаркета без лишних приключений, не спровоцировав новую мировую и не вызывав никаких глобальных катаклизмов, так что операцию по достижению цели можно было считать свершившейся успешно. Но это было только начало.

– И что же у нас сегодня будет на обед? – невинно поинтересовалась мисс Дерингтон, опять-таки цепляясь за локоть мистера Джонса (пусть привыкает), когда они стояли в холле супермаркета. – Надеюсь, никакой азиатской кухни. Есть жареных тараканов я не стану даже за три своих зарплаты, предупреждаю сразу. Откровенно говоря, я бы с удовольствием посмотрела, как вы разделываете рыбу, шеф. – Кэролайн улыбнулась, отчасти мечтательно, отчасти злорадно: как по ней, в мире не было более отвратительного занятия, чем чистить рыбу и потрошить ее внутренности, и идея полюбоваться на мистера Джонса за таким неблагодарным делом вызывала у Линн почти детскую радость. – Хуже может быть только чистка чеснока, – с откровенным удовольствием доверительно резюмировала она. Джонс, конечно, не доставит ей такого удовольствия, но никто же не мешает ей «порадовать» его своими фантазиями на кулинарную тему. К тому же, мисс Дерингтон это действительно очень развлекало.

Однако поскольку одна половина нашей счастливой семейной пары тянула другую в рыбный отдел, а другая первую – в мясной, не стоит удивляться тому обстоятельству, что значительно раньше они обнаружили себя среди рядов бутылок всех объемов и мастей – что, кстати, по мнению Кэролайн, тоже было вполне уместно. Завидев за предназначенным для дегустации винной продукции прилавком милейшую даму средних лет, мисс Дерингтон тут же углядела в этом руку судьбы и прежде, чем босс успел опомниться или разгадать ее замысел, потащила его прямиком туда, со счастливейшей улыбкой и громким: «Милый, мы совсем забыли, что надо купить к ужину вина! Порекомендуйте нам что-нибудь. Знаете, у нас сегодня первый вечер медового месяца, и нам просто необходимо самое лучшее вино в этой стране!»
А что такого? Должна же она была как-то отплатить Джонсу за неуважительное обращение с ее сумочками!

– Примите мои поздравления, вы прекрасная пара, – любезно произнесла женщина за прилавком, и Кэрол в ответ расцвела в широкой улыбке:
– Спасибо! Вы даже не представляете, как мы счастливы! – с энтузиазмом начала соловьем разливаться Линн, но вполне определенные телодвижения со стороны мистера Джонса напомнили ей о том, что они пришли сюда по несколько иному делу. – Итак, вино.
Белое или красное?
– Белое, – с уверенностью заявила Линн, припоминая о любви шефа к красному.
Сухое, сладкое, полусладкое?
Полусладкое, – опять-таки мгновенно сориентировалась Кэрол, почти не сомневаясь, что Джонс отдаст предпочтение сухому.
Тогда я могу предложить вам вина из этого ряда. Тончайший букет, умеренная сладость, все солнце южных регионов Германии в одном бокале, – бодренько возвестила продавец-консультант, и Линн про себя довольно хмыкнула.
– Мне уже нравится! – воодушевленно подхватила она и, с готовностью приняв из рук женщины рюмочку с образцом на пробу, отпила крошечный глоток. – Милый, ты обязательно должен это попробовать! – Кэрол самолично поднесла рюмку к губам Джонса и посмотрела на него умоляюще-требовательным взглядом молодой любящей жены. – Прекрасное вино, не правда ли? Думаю, нам стоит взять сразу несколько бутылок! – жизнерадостно прощебетала мисс Дерингтон, с садистским наслаждением вливая в шефа остатки экспериментального образца, по завершении процесса взглянув на него с умильной улыбочкой и невиннейшим выражением бесстыжих синих глаз. Он ей это, конечно, еще припомнит, но ведь это же будет потом.

+1

8

Когда мисс Дерингтон защебетала о возможных перспективах вполне невинной прогулки на своих двоих, Морган лишь хмыкнул: не добавь она притяжательное «своего» к очень интересной фразе «в непосредственной близости от тела», и по отношению к собственному секретарю Джонсу хватило бы фантазии представить очерченного на асфальте мелом человечка, обнесенного по периметру лентой  с надписью «Crime scene», как оптимистичную перспективу собственного будущего. В отличие от такого симпатичного способа смерти, как быть похороненным заживо под останками собственного офиса, этот вариант президент Око обозначал как «пал смертью храбрых». За свободу и независимость. Вполне возможно. Вот если бы ещё брак был настоящий, глядишь, было бы ещё увлекательней. А так как фиктивным был брак, значит, была и фиктивная супружеская смерть.

Джонсу казалось, что он рассуждал честно, пока непроизвольно прогинался под цепкой хваткой, чтобы после снова расправить плечи; учитывая, в их сторону повернулась пара минующих участок их дома голов, кажется, выглядели они достаточно колоритно. Чудесно.
Гулять так гулять.

В остальном президент Око не сомневался ни в первой угрозе, ни во второй,  ни в третьей. Мужчина вполне гармонично изобразил удивление и тоску одновременно:
А я так надеялся, что обратно пойду налегке, мисс Дерингтон. Мечты, говорят, должны сбываться, – Морган невинно улыбнулся, выглядя на фоне покладистого секретаря чуть менее аномально, чем мог бы до этого и при других обстоятельствах: – Так через сколько, Вы говорите, подъедет таски?

Смиренно наблюдая за пейзажем во время короткого путешествия на четырехколесном транспорте и украдкой разминая начавшую затекать благодаря чужой мертвой хватке конечность, Джонс не заметил, как они достигли места назначения – если не точки невозвращения, учитывая атмосферу неизменного дружелюбного противоречия, преследующую шефа и секретаря за всё время совместной работы, грозящую перерасти в скромный компактный Апокалипсис.

Рыба Моргана прельщала, с точки зрения ужина, гораздо больше, чем мясо, и он почти собирался уведомить об этом своего секретаря, но откровенность мисс Дерингтон его неизбежно остановила. Джонс переквалифицировался в поклонника всех вариаций мясных блюд мгновенно. Растянувшись в немного аллигаторовой улыбке (но всё-таки с намёками на вегетарианство), президент Око доверительно покосился на свою новоиспеченную «женушку»:
Так и быть, пока я буду заниматься куропаткой, я отдам чеснок под Вашу ответственность. – И, заметив проходящего мимо свидетеля их ломаемой комедии, Морган быстро превратился в образцового мужа, немного повышая голос: – Ни в чём не могу отказать любимой супруге.

Оказавшись перед прилавком с вином, едва сдержавшись от того, чтобы закатить глаза, Джонс ощутил, что он близок к тому странному состоянию, которое, кажется, называлось «обречён».
Однако стоило продавщице отвесить поздравления, как Морган, спрятав прищур и следом добродушно усмехнувшись, улыбнулся настолько очаровательно, насколько был способен, с самым обыденным видом по-хозяйски пристраивая ладонь на талии своей «непомерно счастливой» «половинки». Раз уж персонал врёт как дышит, то стоило ли отказывать себе в удовольствии импровизированного концерта? Практика была явно не антагонистом их «гениальной» легенды. Во взгляде шефа заиграли тщательно выверенная доза умиления напополам с весельем и, продержавшись на несколько секунд дольше приличий, Морган взглянул на продавца с наивной признательностью авансом:
Мы на Вас так рассчитываем. Этот вечер должен быть идеальным!

Совершенно отчаявшись на моменте, когда его дражайшая фиктивная супруга остановила свой восторженный выбор на белом вине, под конец молодожён к собственному удивлению держал несколько приобретенных бутылок словно ценный трофей, даже форсировав события их упаковки, пока его секретарь не успела переметнуться в другую крайность.

Ты наверняка знаешь, дорогая, что под белое полусладкое не идут морепродукты, – Джонс почти мурлыкал. – Поэтому моя куропатка на ужин остается в силе.
И, подцепив Дерингтон за ладошку в нужном направлении, Морган не без злорадства подтолкнул секретаря в отдел специй, к нужному прилавку, отличному от всего, что может быть связано с рыбой.

Морган всучил головку чеснока в женские загребущие когтистые лапки с чувством выполненного долга у самой кассы и, устроившись за спиной, уже смирившись с неразделенной будущей долей носильщика, закрыл пути к отступлению. Фантазия рисовала маленькую пакость в качестве мести за насильственную дегустацию.

Такси оказалось припаркованным у входа, поэтому дорога домой вышла благоприятной и гораздо более желанной, нежели пешком: учитывая солидный вес накупленной провизии, Джонс не испытывал ни малейшего желания подвергать свою руку новому нападению чужой крепкой хватки.

Едва им стоило перешагнуть порог, как Морган, уже поглощённый грядущим процессом, сбагрил пальто в руки своему секретарю с комментарием «Можете повесить и моё заодно», окрылённый перспективой нового опыта приобщения к кулинарному искусству бодро прошествовал прямиком на кухню.

Отредактировано Morgan J. Jones (2013-11-08 16:12:57)

0


Вы здесь » S A R G A S » Невозможное возможно. » "Кис-кис-кис, мистер Джонс!", или Европейские каникулы по-немецки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC