САРГАС, НОВЫЙ СЕЗОН
14 июля 2137 года, Лондон, параллельный мир. Око, Ящеры и простые мутанты, которых правительство забросило в иную Вселенную, пытаются разобраться, что произошло, вольно или невольно выдают себя за своих местных двойников и ищут способ вернуться домой. А может быть, Вы захотите остаться?

MUSIC IN THE AIR:
Hans Zimmer - Time;
Zack Hemsey - Mind Hiest;
Two Steps From Hell - Heart of Courage;
Audiomachine - Breath and Life -
нажимаем на ссылки и вдохновляемся.

S A R G A S

Объявление

ДАМЫ И ГОСПОДА, САРГАС УШЕЛ В БЕССРОЧНЫЙ ЗАГУЛ.
Приносим свои извинения гостям, заинтересовавшимся игрой: в данный момент проект заморожен.
Отчаянно жаждущие игрищ приглашаются ознакомиться с проектом Millenium.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » S A R G A S » Большая игра. » И тебя тоже вылечат!


И тебя тоже вылечат!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Джеймс МакЛорен, альт!Морган Джонс, желающие могут присоединиться и насладиться шоу ))
Место: госпиталь "Саргас Плейнсборо".
Время: 14 июля 2137, середина дня.
Описание: загадочное перемещение из ангара в зоопарк не прошло бесследно, как минимум, для Джеймса МакЛорена: представители местной фауны не оценили его порывов завести с ними дружбу и выразили свой протест в недвусмысленной форме. В результате Джей попадает в больницу с рваной раной левой руки, даже не догадываясь, что там его встретит Морган Джонс собственной (?) персоной...

0

2

- Жду Вас через неделю, - ласково проговорив, мило улыбнулся Джонс… и закрыл дверь настолько поспешно, насколько ему позволял психиатрический этикет.
Морган не сомневался, что байки о личном психиатре у каждого психиатра были распространены достаточно, чтобы о них знать, но не вспоминать ежедневно. И, если быть откровенным, чем больше лет мужчина уделял своей, как ни странно, действительно любимой работе, тем сильнее он убеждался в правдивости достопочтенного устного народного творчества. И удивлялся, как еще обходится без оного. В одном из ящиков его письменного стола была уже, пожалуй, целая база данных на лучших лондонских психиатров, и каждый божий день Морган клятвенно обещал себе, что вот-вот – и сейчас он позвонит по одному из одолженных ему коллегами номеров. Подождет до завтра, потому что уже как-то время поджимает, из офиса все уже, наверное, ушли да и МакЛорен скорее всего опять что-то дома напортачил с плитой… Но, как говорится, вы же сказали – завтра! Отчего же вы постоянно сегодня приходите?! А Джонс так не хотел ставить на себе противоречащее своей натуре клеймо непунктуальности. А раз не хотел, значит, делать того не собирался.
Посему, отлипнув от внутренней стороны двери, Морган, мимоходом поправив на кушетке подушки, неспешно двинулся к своему рабочему столу, дабы глянуть, экзекуция в виде кого ждет его следующим часом. Он всегда точно помнил время, которое оставалось у него до предвещающегося приема, но с именами пациентов были какие-то тотальные проблемы. Однако не сказать, что Джонс сильно переживал по этому поводу: психиатрия в первую очередь требовала аналитического мышления, а не твоей ловкости игры в Memories. Мужчина хмыкнул: некоторые «стаффы» не устаревали даже спустя столетия.
Однако, заглянув в собственные записи, Морган не увидел требующейся ему информации. И не увидел отнюдь не потому, что половина графика была зарисована абстрактного вида цветочками и записанными на память или из телевизионных передач кулинарными рецептами, тьфу на вас! В «Саргас Плейнсборо» работали профессионалы, и точка. А потому, что на месте требующегося листка была... пустота! И аллигаторские бумажные зубки от выдранного листочка! А единственным человеком, который имел доступ к ежедневнику Джонса без постоянного надзора со стороны его хозяина…
… был Джеймс МакЛорен. Так что хозяин того же несчастного ежедневника быстро признал свою глупость, красноречиво прикрыв ладонью глаза, и раскаялся, спасибо; тапочки, пожалуйста, в левый угол, а помидоры – в правый, они всегда пригодятся на засолку и в итальянскую пасту. Если еще мелко нашинковать… Ох, кто бы знал, с каким удовольствием Морган сейчас бы нашинковал своего ненаглядного сожителя! А он-то думал, что на утренней ссоре весь адреналин дня, доставляемый его социальным статусом, завершился хотя бы до вечера. 45 лет, Джонс! Пора бы избавиться от детской наивности! Однако также Морган осознавал, что не все грозилось быть потерянным. Ибо, может, Джеймс и вредничал, но он, как партнер и напрямую заинтересованный в успешности клиники человек, должен был знать, насколько был важен каждый пациент, и в лучшем случае – и единственном, кстати – увез заветный листочек домой.
Домой, - Морган быстро взглянул на свои наручные часы, отметив, что до следующего пациента оставалось всего полчаса, чего, впрочем, вполне могло хватить, чтобы успеть отчихвостить своего ненаглядного “супруга” за срыв рабочего графика и явно в более приподнятом настроении вернуться обратно. Стоит ли говорить, что, подхватив пиджак, Джонс без лишних раздумий метнулся в коридор и, заперев кабинет, проворным шагом двинулся наружу.
… Чтобы, так и не дойдя до выхода, замереть напротив одной из палат в неподдельном удивлении. Ибо импульсивный и всегда выполняющий обещания Джеймс, не долее чем час назад с трагическим видом пообещавший ему продолжить разборки дома, сейчас находился на расстерзании у одной из медсестер, которая заканчивала с крайне озабоченным лицом перебинтовывать МакЛорену руку. И когда он успел переодеться?
Резко развернувшись на каблуках туфель и твердо решив узнать, каким образом это чудо в очередной раз угораздило вляпаться в неприятности (а поверьте, эти истории всегда были более, чем занимательны), Морган влетел в дверной проем и в несколько шагов оказался рядом с Джеймсом.
Ему очень хотелось спросить, как он себя чувствует, что случилось и всю прочую заботливую чепуху.
Но, в самом деле, имел право и он повредничать?!
Поэтому Джонс только меланхолично усмехнулся, подавляя противный заботливый взгляд:
- Неужели ты все-таки умудрился спалить нашу квартиру в попытках приготовить ужин, что единственным оставшимся домом для тебя осталась-таки работа?
Трудоголик несчастный, - ласково добавил про себя Морган, но вслух, разумеется, ничего не сказал.
- И не надо на меня смотреть такими глазами, будто ты здесь ни при чем!

Отредактировано Morgan Jones (2012-04-26 22:16:04)

+2

3

День сегодня был какой-то очень особенный. За последнюю почти четверть века Джеймс вполне смирился и свыкся с мыслью, что обычных дней в его ежедневнике не предвидится до скончания времен, но это четырнадцатое июля било все рекорды по степени абсурдности и невероятности происходящего. Нет, начиналось всё почти банально: самоуправство Бэлла и МакЭллан было не очень приятным, но абсолютно приемлемым с точки зрения рассудка фактом, последовавшее за ним столкновение с объединёнными силами Око тоже вряд ли можно было бы назвать чем-то из ряда вон выходящим, но потом… Да, когда их всех загнали в этот ангар, события всё ещё поддавались некоторой логике – безумной, нелепой, но всё же логике, и объяснение тут было простым донельзя: «мудрое» британское правительство замыслило против них что-то очень и очень плохое. МакЛорен спинным мозгом чувствовал, что это «плохое» можно смело охарактеризовать как «смертельное». Однако, по счастью, никто не умер. Кроме здравого смысла.

Зоопарк. Вы понимаете? Зоопарк! Что?! Как??? ЧТО?!!
Оказалось, что не «что», а очень даже «кто». Тигры. И пацифистскими идеями мозги этих полосатых кисок явно инфицированы не были, так что прежде, чем кто-нибудь успел опомниться и что-то сообразить, Джеймс едва не обнаружил себя в объятиях не особенно дружелюбно настроенного хищника. Оцените иронию: их живописная группа в полном составе очутилась не просто в зоопарке, но ещё и не по привычную сторону заграждений. Если в этом и состоял гениальный план правительства, то шутка, определённо, удалась. Всем им здорово повезло, что стражи порядка среагировали на это ЧП достаточно оперативно, а то перспектива стать чьим-то обедом МакЛорена как-то не привлекала.

Это чудесное перемещение в пространстве уже само по себе было способно превратить день из непростого в неординарный, но безумие на этом не закончилось. В каком-то смысле, оно только начиналось. Никто из подоспевших сотрудников полиции их не узнал. То есть вообще. Даже Джонса и его самого. Ладно: предположим, люди так заняты на службе, что совсем не смотрят телевизор. И не такое бывает. Пришлось импровизировать и в спешном порядке сочинять лапшу про мирную акцию протеста против жестокого обращения с животными, которые их только что не слопали за милую душу, пока господа полицейские не решили, что они тут пытаются украсть из зоопарка несусветно редкий экземпляр рыжего чудовища среди бела дня. В итоге удалось отделаться малой кровью – в прямом и переносном смысле – но попытки Джея увильнуть от посещения больницы успехом не увенчались. К лучшему, наверное, потому что тигр попался то ли от природы агрессивный, то ли очень голодный. В любом случае, жестокое обращение с животными налицо: была бы эта зверюга доброй и довольной жизнью, не стала бы гонять их по всему вольеру.

Больницы МакЛорену никогда не нравились – при приближении к этим заведениям у него всегда мурашки начинали бегать по спине, а тут ещё и самому лечиться! Но ничего не поделаешь, да и жаловаться ему было особенно не на что. Разве что название – «Саргас Плейнсборо» – вызвало у него какое-то нездоровое чувство болезненного восторга, потому что лечить людей в клинике, названной в честь Саргаса – для этого надо обладать поистине извращённым чувством юмора! А в остальном, можно сказать, что Джеймсу здесь даже понравилось: все были с ним крайне милы и любезны. Кстати, в отличие от полисменов, сотрудники клиники уже начали его узнавать и через одного приветствовали его, кто по имени, кто по фамилии, и МакЛорен понемногу успокаивался, хотя бесплодные попытки найти рациональное объяснение произошедшему мало способствовали восстановлению душевного равновесия. И ещё меньше ему способствовало появление Моргана Джонса во плоти, неведомым образом опередившего его и непонятно зачем вообще отправившегося в клинику, а теперь ещё впорхнувшего в палату и живо подскочившего к нему. Мало того – начавшего нести какую-то феерическую околесицу: что-то про плиту, дом, ужин и… МакЛорен почувствовал, как совершенно непроизвольно расплывается в широченной такой, счастливой улыбке идиота. То есть, наоборот: примерно в такой, с которой можно смотреть на душевнобольного человека, надеясь, что он не заметит оттенка сочувствия в твоём взгляде.

– Естественно, я тут ни при чём, – резво подтвердил Джеймс, ни на секунду не усомнившись, что Морган изволили вернуться мыслями к этой заварушке у вольера. А что он ещё должен был подумать?! – И плита тоже ни при чём, это всё тигр. – Как будто ты сам не видел!

Стоп, подождите-ка. «Нашу квартиру»?!
Две секунды МакЛорен продолжал молча смотреть на давнего недруга, с застывшей, как приклеенной, улыбкой, мысленно без особой радости ставя вердикт, что история с зоопарком оказалась последней каплей, и Морган всё-таки действительно тронулся умом.

– Совсем у тебя, Джонс, крыша поехала, с этими твоими наполеоновскими идеями!
Пожалуй, мне будет тебя не хватать.

Отредактировано James McLauren (2012-04-26 20:48:03)

+1

4

Подобной наглости она даже в самом кошмарном сне себе представить не могла. Разумеется, что когда она только начинала работать по специальности, ее преследовали кошмары на тему того, что прямо на ее любимом «разделочном» столе труп открывает глаза и начинает истошно вопить в тот самый момент, когда она вскрывает ему грудную клетку. Но после пятидесятого трупа подобные вещи перестали ее мучить, и она вздохнула полной грудью прохладного воздуха морга с примесями формалина, начиная нарабатывать практику.
Венди Паркер, а с относительно недавних пор, миссис Лич, всегда была уверена в том, что в ее документах, равно, как и во всех трупах, что аккуратненько лежали по своим ячейкам, все было в полном порядке. Иначе, она бы просто не смогла работать. В конце концов, за своим супругом она даже исправляла недочеты так, что комар бы просто носа не подточил. Главврачи, без сомнений, знали обо всех махинациях, которые творились в ее королевстве, но лишний раз виду не подавали. Уж лучше подправленные документы и изящно зашитый труп, чем миллионные иски от разгневанных родственников. В общем, вся эта песня об ответственном работнике морга Венди Лич была призвана исключительно для того, чтобы уверить всех вокруг в том, что она не могла начать разделывать живого человека, учитывая еще и тот факт, что она ему предварительно вправила шею.
«Труп» встал, сказал спасибо и поспешил на выход. Первой мыслью Венди было позвать охрану, чтоб его скрутили и уложили бы обратно ей на стол, где она могла бы повторить трюк аналогичный тому, который совершают ученые, пытающиеся выяснить, отчего мурлычет кошка. Вот только ни один этот опыт пока не завершился успехом, ведь, когда кошку вскрывают, она перестает мурлыкать и найти тот орган, который отвечает за трактороподобное мурчание, найти невозможно. А ведь ей могло бы повезти, и Венди Лич стала бы первооткрывательницей хотя бы в чем-то. Ведь в ее специализации довольно сложно стать первопроходцем в чем-либо. Здоровяк стремительно удалялся,  а в миссис Лич не осталось ничего, кроме всепоглощающего гнева и негодования. Она сорвала с глаз очки, стащила латексные перчатки и бросила все это добро на стол, где еще секунду назад лежал тот, кого она совершенно искренне считала мертвым. С каждой секундой она все больше убеждала себя в том, что это был просто какой-то нелепый и дурацкий розыгрыш ее сотрудников, а если это и было так, то как они умудрились составить такой полный анамнез и замаскировать шею под сломанную. Тут же подлог она могла заметить моментально.
Венди поняла, что еще пара минут таких раздумий, и она точно сойдет с ума, а этого бы ей самой очень не хотелось. Машинально закуривая, наплевав на все запреты на курение в морге, Венди принялась рыться на столе, заваленном различными недописанными отчетами, нашла среди них тот, который еще утром должна была отнести Джонсу и МакЛорену, и решительно двинулась прочь из морга.
Вслед ей неслись шипящие предупреждения о том, что в больнице курить нельзя, а она лишь двигалась вперед, изредка стряхивая пепел прямо на пол, но не выпуская сигареты из рук. Плевать она хотела на заведенные порядки, когда в ее подведомственном отделе творится черт знает что.
Минуя приемную, где ее встретила лишь гробовая тишина, потому что секретарша, очевидно, отправилась строить глазки хирургам и пить кофе, Венди толкнула дверь и оказалась в кабинете Джонса. Там было девственно пусто и чисто. Рыкнув, Лич двинулась обратно по коридору, одернув старшую сестру вопросом о том, где вообще главврачи. Та робко указала ей на одну из палат. Замерев в дверном проеме, Венди демонстративно затушила окурок в ближайшем горшке с какой-то пальмой и сунула отчет по последнему трупу, доставшемуся ей от мужа, в руки Джонсу.
- Какого черта вообще творится сегодня? Вы тут играетесь в больничку, а у меня трупы выходят из морга! Тут, кстати, - она ткнула своим тонким пальцем в папку, которую отдала Джонсу, - все подчищено, как всегда. А кто будет у меня в морге порядок наводить?

Отредактировано Wendy R. Leach (2012-05-10 20:42:26)

+3

5

Обед – это святое. И пофигу, если он случается во внеобеденное время. Кто-то что-то сказал о соблюдении правил? Что это вообще такое – правила? А, знаем! Это такие невнятные нагромождения бессмысленных аксиом, которые люди придумали, чтобы было за что спрятаться от собственной трусости и несамостоятельности. Но уж Личу-то прятаться было не от чего и не от кого. Разве что от жены, одного босса, второго босса, их дочери, пациентов, налоговой и собственной команды. Но это же так – понарошку. А значит, не считается. Подстава заключалась в том, что если от команды можно было спрятаться у одного босса, то от одного босса можно было спрятаться только у второго, а спрятаться от второго можно было разве что в морге у жены, а спрятаться от жены можно было только где-нибудь в палате, но спрятаться где-нибудь в палате от команды было невозможно. Короче говоря, куда ни брось кирпич, везде фарфоровая ваза династии дзынь-дзынь. Поэтому для начала Джон, не шибко запариваясь на тему избегания нежелательных встреч, направился прямиком туда, куда его душе и желудку было угодно – то есть в больничный кафетерий. Не потратив ни цента на покупку ланча – велел записать хотдог (наша психушка за здоровое питание!) на счет Джонса, а кофе – на счет МакЛорена, – стащил тарелку с картошкой фри с подноса у зазевавшегося коллеги и с удобством устроился напротив плазменной панели, но просидел там недолго. Ровно до тех пор, пока, впившись зубами в булочку с кунжутом и зацепив кончик еще горячей сосиски, не поднял взгляд на экран, где мгновенно промелькнули физиономии обоих боссов клиники «Саргас Плейнсборо». Хороший кусок хотдога не успел еще проложить себе путь по пищеводу, а дикторша в телевизоре уже забыла о «необычайном происшествии в лондонском зоопарке» и тем же бодрым голосом вещала про автомобильную аварию на углу Чёч-стрит. Интересно? Интересно! Так что через десять секунд Лича в кафетерии уже не было, и только несчастная сворованная картошка осталась печально и одиноко остывать на столе.

Еще помните про кирпич и фарфоровую вазу? Так вот, иногда достаточно одного кирпича, чтобы разбить сразу три. Пролетая по коридору госпиталя в темпе локального прорыва инферно, кирпич так разогнался, что едва не перемахнул через цель, то есть Джон едва не промчался мимо того, что искал, хотя определиться с тем, кто ему нужен сначала, он, в общем-то, труда себе не дал. Как оказалось, мудро поступил: нашлись все искомые объекты сразу и жена в виде бонуса. Пока мозг сообразил, что глаза видят именно то, что видят, и дал ногам сигнал остановиться, рука успела схватиться за дверной косяк уже почти оставленной позади больничной палаты и потянуть все тело за собой. В результате всех этих манипуляций в дверном проеме показалась голова мистера Лича, которая, высунувшись из-за плеча миссис Лич, оперлась на оное щетинистым подбородком, расплылась в блаженной ухмылке и сообщила:

– Точно не я.

Впрочем, еще секундой позже Джон исхитрился: а) свободной рукой хлопнуть жену по попе; б) просочиться мимо нее в палату; в) взгромоздиться на прикроватную тумбочку, свесив ноги, и г) откусить гигантский кусок от хотдога, с которым он не пожелал расстаться на выходе из буфета.

– Шо, ниоаилось фсооаке? – поинтересовался Лич, с глубокомысленным видом пережевывая хлебный мякиш с элементами сосиски. – И я неиоат чтоэотип оочуился!
Не говорить с набитым ртом? Ха! Наконец, дожевав, Джон воззрился на перебинтованную руку МакЛорена.
– Что, крокодилы покусали, но поняли, что слишком жилистый, и выплюнули? А тебя совсем трогать не стали, убоялись, что отравятся? – Разворот головы и кивок супруге: – А у тебя что приключилось, обитель зла, восстание живых мертвецов? – Дважды "удачно" пошутил Джон и снова закусил любопытство хотдогом.

+4

6

ГМ ака альт!Морган Джонс

Джеймс заулыбался, и у Моргана отлегло от сердца. Значит, жить будет. Убедившись, что с МакЛореном все в порядке, Джонс напустил на себя суровый вид, убедительности ради нахмурившись и скрестив руки на груди.

– Какой тигр, что ты несешь? Еще скажи, что это он вырвал листок из моего ежедневника! Двадцать пять минут до приема! Отдавай записи, инвалид несчастный! – Морган требовательно протянул руку.

В нее тут же легла папка. Венди, влетевшая в палату, пребывала явно в расстроенных чувствах и не преминула поделиться с главврачами причиной.

– Какие трупы? – Джонс машинально открыл папку и пробежал глазами верхний лист. – Опять интерны прикалываются?
– …кто будет у меня в морге порядок наводить? – не слушая его, продолжала возмущаться миссис Лич.
– Точно не я, – в палате материализовалось четвертое действующее лицо.

– Тигры, крокодилы, не больница, а зверинец, – проворчал Морган, захлопывая папку. – Так, теперь по порядку. Ты, – указующий перст Джонса ткнулся в сожителя, – отдавай листок. Венди, что у тебя случилось? Быстро и по делу, у меня пациент через двадцать минут. Лич, если тебе нечего сказать по поводу того старикана, пока не нагрянули его родственники, лучше беги в ужасе в горы, с тобой я потом разберусь, видишь, некогда.

+2

7

Что-то здесь было неправильно. Начать с того, что Венди не курит, и уж точно не тушит сигареты в цветочных горшках. То есть, что-то случилось не только с Джонсом, но и с ней. «А с тобой-то точно всё в порядке?» – тут же не замедлил поинтересоваться внутренний голос. МакЛорен ему внял и прислушался к собственным ощущениям. Левая рука слегка онемела, потому что ему сделали укол обезболивающего, но никаких критических перемен в сознании он не улавливал. Да и тут, к тому же, появился Лич, который, по счастью, вёл себя самым обычным образом. Обычным для него. И даже был в курсе происшедшего, что логично и закономерно.

– Не крокодилы, а тигр, – машинально поправил Джеймс и повернул голову в сторону Венди. – Как это – «трупы выходят»? Как зомби или в сознании? Массово или по одному?

Всё это могло быть взаимосвязано. Опыт подсказывал МакЛорену, что когда на ограниченной территории случается много странностей сразу, они, как правило, имеют под собой общие основания. Разобраться, что происходит, – решить проблему. Именно по такому алгоритму он привык действовать, не вникая в дальнейшие частности структурных построений и ориентируясь в ситуации на ходу. Источники информации для этой цели подходили любые, поэтому папка из рук Джонса довольно быстро перекочевала в руки МакЛорена, незамедлительно уткнувшегося носом в её содержимое.

– Морган, дорогой мой, не знаю, кто вырвал из твоего ежедневника листок, но почти наверняка уверен, что это был не тигр, и абсолютно уверен, что это был не я, и если хочешь знать, я вообще не понял ни слова из того, что ты говоришь. Какой ещё приём? Для светских раутов время… детское. – Джей покосился на висящие над входом в палату часы, после чего обвёл всех заинтересованным взглядом. – Может, кто-нибудь объяснит мне, что тут творится?

Если вы, конечно, сами это понимаете.

+1

8

- Не крокодилы, а тигр, - деловито заметил Джеймс, однако Джонс сделал только неопределенное размашистое движение рукой в его сторону, мол, да хоть тираннозавры, только листочек в ежедневник верните. Другие подробности беседы вроде "ходячие зомби в сознании по одному и сбиваясь в стайки" Морган предпочел пропустить мимо ушей, посчитав не своим делом, да и было, кому с этим разбираться. Вон, миссис Лич стоит в уголке. Лучше бы за клиентами своими внимательнее следила, инструкцию бы на дверь повесила, как себя вести после смерти. А то переполох, видите ли, труп сбежал! Ну и что? Первый раз на свете живем, что ли?
А теперь вдохни спокойной, Джонс, и поверь сам в то, что говоришь. Понравилось? - Морган невольно покачал головой в разные стороны, продолжая испепелять взглядом оставшийся в горшке, как в пепельнице, окурок. - Ну-ну. Так держать, - красноречиво подтвердило сознание диагноз, заставляя психиатра окончательно вернуться с нездоровых седьмых небес на грешную, но, судя по сегодняшнему дню, не менее ненормальную Землю.

Джеймс, тем не менее, продолжал возмущаться и нести откровенную чушь. Хотя, стоит признать, на границе своего сознания Морган даже повесил скромную шоколадную медальку на лацкан идее о светских раутах, которыми, на самом деле, являлись его напряженные переговоры с клиентами, время от времени переходящими в покерные партии, когда игралось ва-банк. По крайней мере, несмотря на то, что доктором он был... законопослушным, иногда от бутылки хорошего виски во время бесед господин главврач точно бы не отказался.
Может, все-таки в будущем сподобиться отметить Хэллоуин? - скучающим тоном предположил Джонс. - А что? Судя по отчету Венди, кому-то даже костюм искать не надо. Мысленно хмыкнув, Морган пришел к исчерпывающему выводу, что основному лечащему составу стараться тоже особо не придется. На вечеринку к Воланду их бы в любое время забрали с радостью и без каких-либо удостоверений своей принадлежности к классу нечисти. Всадники Апокалипсиса 2.0, расширенная версия.

Весь этот бедлам, радостно играющий в пинг-понг в голове у Джонса, прервало лаконичное вопросительное предложение, которое быстро расставило на свои места цели, задачи и, Морган был уверен в этом, если бы еще обладало возможностью влиять на реальность физически, поправило бы еще и вон ту покосившуюся рамочку с подсолнухами. Надо почаще ставить Джима в тупик, - уверенно решил Джонс. Толку от него явно было больше, чем от того, когда он из-за собственного неуемного темперамента совершал всякие глупости.
Вроде той, когда вырывал листочки из ежедневника, - в очередной раз сурово подытожил главврач и снова взглянул на коллегу испытующим взглядом, когда тот начал отнекиваться от своей причастности к проблеме. Взгляд Моргана приобрел прямо-таки психиатрическую задумчивость. Кажется, кого-то пришла пора проверить на раздвоение личности.

А еще, судя по возникшей тишине, рассказывать о произошедшем должен был именно он. Разумеется. Как на абордаж, так первый - шеф, а как растащить кофе с карамелью, и оставить опоздавшим только эспрессо, так Лич. С такими столпами постоянства этому миру не был страшен никакой конец света. Определенно.
- Боюсь, мой дорогой Джеймс, если бы я занимался... "светскими раутами" в недетское время, то последствия были бы более удручающими, и этому месту мерещились бы не только зомби и крокодилы, - не без иронии пробормотал Джонс, достаточно красочно представляя себе картинку, больше похожую на сценку в жанре ужасы/триллер для среднестатистического детского сада. - А что до того, что у нас происходит, - Морган выдержал солидную паузу, в клещи которой, вероятно, обычно попадают суфлеры, потерявшие страницу в сценарии, когда актер запинается в абсолютно нежданном месте, - то пока здесь происходишь ты, мой, друг, и эта женатая парочка, - он беззастенчиво ткнул пальцем в семейство Личев. - Впрочем, как и всегда. - Он неопределенно пожал плечом... и быстро переключился на одну из жертв: - Венди! Поведай нам, наконец, о твоей загробной чертовщине. Даже Джим интересуется.

Отредактировано Morgan Jones (2012-10-01 14:23:46)

+2


Вы здесь » S A R G A S » Большая игра. » И тебя тоже вылечат!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC